Современная цивилизованная и эффективная экономика – это экономика рыночного типа, основанная на неолиберальных ценностях: частной собственности, многообразных проявлениях демократических свобод, принципах индивидуализма и на рыночном саморегулировании экономики, которое допускает вмешательство государства лишь в силу системной неспособности рынка решить ту или иную проблему организации экономического развития. – Таковы стереотипные представления об общих принципах организации современной цивилизованной и эффективной экономики, применяемые по отношению к идеологии и практике регулирования Российской экономической системы.

Однако начавшийся глобальный финансово-экономический кризис приобрел системный характер – не только потому, что охватил практически все мировое хозяйство, но и потому, что обнаружил системную эрозию традиционных либеральных (и неолиберальных) ценностей. В рамках этих ценностей весьма ограниченная социализация обособленно хозяйствующего, действующего и преследующего свои личные цели индивида основывалась на защите и охране разнообразных прав собственности всех прочих участниках рынка. Без такой защиты капиталистическое хозяйство превращается в прикрытую внешней формой закона борьбу всех против всех, в состязание в умениях и практике извлекать все увеличивающиеся доходы из систематического нарушения прав собственности других, менее ловких участников рынка.

На деле во все увеличивающихся масштабах происходит именно такое разрушение изнутри института частной собственности и соответствующих ему ценностей свободного предпринимательства, инициативного и добросовестного труда, ответственного и заинтересованного хозяйствования. За долгие годы и десятилетия, предшествовавшие кризису, сначала в США, а затем ЕС и других развитых странах мира сформировались механизмы, которые в корне изменили традиционные отношения между собственниками и высшими менеджерами крупных корпораций, банков и иных финансовых институтов, а также между собственниками и менеджерами, с одной стороны, и наемными работниками – с другой.

Примером может быть распространение практики использования фондовых опционов для материального стимулирования высших менеджеров крупных корпораций, банков, страховых компаний и иных финансовых институтов. Причем, еще в 1990-е годы распространилась практика, в силу которой опционы приобретались высшим руководством названных структур по льготной цене ниже номинала и фактически без отражения этой сделки в бухгалтерской отчетности, то есть без отнесения расходов по сделке акционерных обществ на затраты. Фактически это означало, что прочие акционеры, приобретающие дополнительные акции, оплачивали дополнительные расходы, связанные со льготной продажей акций высшим менеджерам, не зная подлинных масштабов переплаты за собственные акции (1).

Практика эффективного менеджмента, ориентированного на долгосрочное увеличение рыночной стоимости компаний, постепенно эволюционировала в практику надувания «мыльных пузырей», на основе которой руководители крупных компаний, банков, финансовых структур получали систематически завышенный доход. Средствами для получения такого дохода становятся намеренное введение в заблуждение мелких акционеров и поставщиков заемного капитала, использование инсайдерской информации с целью личного обогащения высших руководителей, создание всевозможных схем для уклонения от уплаты налогов и для избегания ответственности за несанкционированное использование чужих доходов, капиталов или иной собственности. 

Средствами систематического обогащения представителей крупных корпораций, банков, иных финансовых структур, коррумпированных государственных чиновников  и представителей выборной власти становится также создание финансово-экономического механизма неравноправного обмена между развитыми и развивающимися странами.

Рыночные финансово-экономические механизмы вместо того, чтобы быть средствами эффективного распределения ресурсов, организации эффективной деятельности всех агентов экономики на основе обеспечения соответствия предельной эффективности их действий и получаемого предельного дохода, постепенно превращаются в средства перераспределения заработанных доходов от бедных и слабо защищенных властью к богатым и сильно защищенным властью, от более бедных и «менее демократических стран» к более богатым странам, функционирующим на основе формальных стандартов западной демократии.

Рынки также перестают быть средствами эффективного и равномерного распределения экономической информации. В результате ресурсы и доходы распределяются во все большей степени  неэффективно и несправедливо, права собственности большинства участников рыночных отношений постоянно нарушаются. Громадные доходы и накопленные богатства используются не для организации воспроизводства духовно-культурных составляющих повышения производительности человеческого капитала и увеличения совокупного общественного благосостояния, а для целей иррационального все увеличивающегося личного обогащения относительно небольшой прослойки сверхбогатых людей, сконцентрировавших в своих руках рычаги управления материальными ресурсами, информацией и политической властью.

Для того, чтобы направить процесс использования материальных, экономических, финансовых, правовых, информационных, политических и культурных ресурсов, накопленных в обществе, для достижения целей формирования и совершенствования человеческого капитала, разностороннего и полного использования человеческих способностей для повышения совокупного благосостояния общества, необходимы иные средства, кроме формальных правил демократии и развития свобод личности.

Для обеспечения общественного благосостояния в условиях крайне неравномерного распределения в обществе материальных, финансовых, политических, информационных и иных видов ресурсов, не подходит, как показал печальный опыт стран социализма, и концентрация всей политической, экономической, информационной и иной  власти в руках государства. В то же время практика показывает, насколько необходимы обществу для решения задач сохранения рационального порядка и ориентации процесса развития на благосостояние населения различного рода корректирующие процедуры и механизмы, направленные непосредственно на решение этих задач.

В условиях неравномерного распределения ресурсов и власти в обществе и несовпадения интересов обладателей ресурсов и власти с интересами населения стихийным образом эти задачи не могут быть решены. Для их решения необходима социальная организация. Но всякая традиционная социальная организация, передающая решение этих задач в чужие руки, усиливает степень неравномерности распределения в обществе ресурсов и власти, увеличивает степень различия интересов, а, следовательно, приводит к тому, что полномочия передаются не тем, кто может их эффективно реализовать.

Для более эффективного, чем в настоящее время, решения указанных общих задач и преодоления противоречия, связанного с усилением различий интересов при передаче властных полномочий регулирующим структурам, необходимо сформировать новые механизмы осуществления власти и демократии в обществе. Традиционные институты власти и демократии в странах Запада, добившихся относительных успехов в обеспечении роста общественного благосостояния и развитии человеческого капитала, основываются на принципах индивидуализма и формальной экономической и политической свободы, независимости индивида от коллектива и общества. Рыночные механизмы, косвенным образом увязывающие между собой интересы политиков, общественных деятелей и населения, дают все больше сбоев по мере усложнения механизмов власти, усложнения матрицы распределения полномочий распоряжения и использования все более разнообразными видами ресурсов в обществе, появления все более разнообразных возможностей манипулирования информацией в интересах облеченных властью структур.

В рамках описанных процессов и все усложняющихся структур осуществления все более разнообразных механизмов власти отдельный свободный и независимый от общества индивид во все большей степени теряет рычаги влияния на властные структуры и общество. Именно это приводит к эрозии основ демократии и частной собственности, на которых держится организация рыночного хозяйства в странах Запада.

Сохранить основы эффективной организации рыночного хозяйства можно, лишь трансформировав эти основы. Для этого демократия должна преобразоваться из индивидуализированной в коллективную. Характер решений, принимаемых наделенными властью институтами, зависит от правил, которые общество устанавливает для процессов принятия решений. Когда правила формируют другие наделенные властью институты, сам процесс принятия решений и его результаты могут, в конце концов, оторваться от населения и его интересов. Следовательно, общие правила принятия решений властными институтами государства должны формироваться институтами первичной прямой демократии населения.

Коллективное обсуждение и выработка мнений относительно общей оценки приоритетов и результативности действий властных структур,  порядка принятия решений специализированными властными институтами сможет опираться на коллективный разум и коллективную ответственность первичных коллективов – трудовых, бытовых, объединений по интересам и т.д. Выработанные в коллективах суждения и оценки могут быть более взвешенными и  точными, более полно соответствующими совместным потребностям коллективов людей.

Однако, для того, чтобы коллективные обсуждения, оценки и решения стали основой для совершенствования деятельности специализированных общественных институтов, наделенных властью, коллективные обсуждения и принятия решений должны стать нормой в обычной жизни, вырасти из зачатков коллективной трудовой и бытовой демократии.

Зачатки трудовой и бытовой демократии связаны с культурно-историческими особенностями российского общества. Их развитие было насильственно прервано после совершения октябрьской революции 1917 г. Возрождение традиций коллективной демократии в сфере производства, организации хозяйствования, в культурно-бытовой жизни может и должно существенным образом изменить механизмы осуществления власти в Российском обществе. Именно с представителями прямой первичной демократии, представителями от всех слоев общества высшая государственная власть должна обсудить и принять ряд ключевых ориентиров для корректировки своей деятельности, для разработки изменений основ гражданского, финансового, налогового, административного законодательства.

На основе соборного, вселенского обсуждения  государством наиболее важных проблем жизни общества непосредственно с представителями этого общества могут быть устранены наиболее одиозные пробелы в разных сферах законодательства, наиболее очевидные недостатки в механизме государственной власти и в сфере осуществления контроля за принятыми решениями, в самом механизме взаимодействия между властью и населением. В результате и механизм  частной собственности сможет обеспечить не только более четкое закрепление и защиту разделенных прав собственности всех участников хозяйственных процессов, но и дать толчок постепенной интеграции интересов внутри отдельных хозяйственных ячеек, в сфере развивающейся их вертикальной интеграции, а также содействовать формированию более цивилизованных правил в сфере хозяйственного взаимодействия участников рынка.

Ключ к решению обозначенных проблем лежит в сфере развития институтов первичной коллективной демократии, соответствующей традициям развития российской цивилизации.  


1. См., например: Стиглиц, Дж. Ю. Ревущие девяностые. Семена развала / Пер. с англ. – М.: Современная экономика и право, 2005. – С. 163-182.