Как свидетельствуют данные отчета аудиторско-консалтинговой группы BDO за  2013 год, в России 30 крупнейших банков предпочитали кредитовать именно торговый сектор. Останется ли торговый сектор в числе банковских фаворитов после ввода торговых санкций? Вчера этот вопрос задали журналисты «Коммерсанта» банкирам, но, как отмечает издание, четкого ответа так и не получили.

Банкиры только начинают оценивать, как торговые санкции России повлияют на качество заемщиков из числа компаний, работающих в сфере торговли.

«Объективно ситуация такова, что пока нельзя даже четко идентифицировать все отрасли, на которых скажется эмбарго, а уж давать оценки для банков-кредиторов тем более рано»,— говорит сотрудник одного из госбанков.

Ответить на вопрос, упадет ли качество того или иного заемщика вследствие ухудшения показателей его деятельности, сейчас еще невозможно, считают банкиры.

«Для этого нужно сравнивать себестоимость импорта с себестоимостью тех же товаров в России, уточнять, каков реальный объем потребления импортных товаров, а не их количество на прилавках»,— поясняет еще один сотрудник банка.

Впрочем, некоторые общие прогнозы банкиры уже делают.

В случае замены импортного товара на отечественный однозначно пострадают банки.

 «В случае замещения импорта на продовольствие российского производства банки как минимум лишатся комиссионных доходов от обслуживания внешнеторговых сделок — за оформление паспортов сделок, куплю-продажу валюты для расчетов и т. д.»,— уточняет партнер BDO в России Денис Тарадов.

Кроме того банкиры потеряют на процентах по кредитам, указывает Тарадов.  Зарубежные поставщики, в отличие от российских, как правило, работают только на условиях предоплаты. По этой причине российским компаниям раньше приходилось кредитоваться в той или иной форме. После отказа от импортных поставок потребность ритейлеров в банковских кредитах снизится, и как следствие, замедлится и рост кредитных портфелей, поясняет он.

Впрочем, по его мнению, компенсировать возможное уменьшение объемов кредитования банки частично смогут за счет кредитования российских сельхозпроизводителей, которым сейчас, очевидно, придется наращивать мощности.

От санкций могут пострадать участники незакрытых сделок на условиях международного факторинга (краткосрочного кредитования российских покупателей импортируемых продуктов под залог дебиторской задолженности), указывают эксперты.

В частности, сложности могут возникнуть у фактора в случае, если по условиям контракта право собственности перешло от иностранной компании к российской на момент погрузки  на транспорт. Из-за санкций российский покупатель будет не вправе принять уже отправленный в Россию товар. В этом случае российский покупатель может отказаться платить факторинговой компании или банку, работающему по факторинговой схеме, ссылаясь на форс-мажор. Фактор, в свою очередь, не заплатит поставщику продукции, и к нему могут быть предъявлены претензии, так как он по контракту поручился за покупателя.

Долгосрочный же эффект от санкций факторы ощутят не раньше осени, полагает исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний (АФК) Дмитрий Шевченко.

Сохранить рентабельность бизнеса и свое кредитное качество в условиях санкций удастся ритейлерам, указывает один из банкиров. По его мнению, ритейлерам в перспективе удастся сбалансировать расходы, так как целый ряд российских продуктов существенно дешевле импортных.

Напомним, с 7 августа, в ответ на западные санкции, Россия ввела запрет на импорт мяса крупного рогатого скота, свинины, мяса и субпродуктов птицы, колбасы, рыбопродуктов, молока и молочной продукции и фруктов из США, стран ЕС, Канады, Австралии и Норвегии.