Завтра Владимир Путин во главе самой представительной в истории двусторонних отношенийделегации отправится в Китай для проведения самых крупных за последние десятилетия двусторонних переговоров.

Представители 46 крупнейших российских компанийпод руководством президента РФ надеются подтвердить реальность «восточной альтернативы» как в сфере ВПК и энергетики, так и привлечения инвестиций, пишет «Коммерсант».

Основная цель поездки —  подписание долгосрочного контракта, в котором не хватает единственного параметра — «стартовой цены», между «Газпромом» и китайской CNPC на поставку 38 млрд. куб. м газа в год из Восточной Сибири в Китай.

Представители российской делегации признают, что ухудшение отношений России с Западом «в какой-то степени» влияет на переговоры. Но, тем не менее, господин Миллер рассчитывает, что после подписания долгосрочного контракта с Китаем начнутся новые переговоры, и в будущем спрос с Шанхая «может быть сопоставим с объемами поставки газа в Европу».

Кроме долгосрочного газового контракта планируется подписать порядка 40 документов.

Помимо энергетики это военно-техническое сотрудничество, космос, взаимные инвестиции и развитие Дальнего Востока, новые проекты в логистике, туризме, добыче и строительстве транспортной инфраструктуры.

В частности, это подписание «твердого» контракта между «Роснефтью» и китайской Sinopec, а также между НОВАТЭКом и CNPC о поставках сжиженного газа, и другие соглашения.

НОВАТЭК, совладельцем которого является попавший под санкции Геннадий Тимченко, потерял часть западных инвесторов и теперь, кроме прочего, надеется найти в Китае новых инвесторов для  проекта «Ямал-СПГ»:

В Китае же, пользуясь возможностями, которые предоставляет ухудшившиеся отношения России с Западом, в первую очередь ищут выгоды от проектов. Так, Шанхай надеется на постепенное открытие границ и создание к 2025 году в рамках АТЭС единой зоны свободной торговли.

«Китай и Россия обсуждают два контракта. Но подписан будет только «восточный маршрут». Для его исполнения придется разрабатывать новые месторождения на российском Дальнем Востоке. К поставкам в Европу они отношения не имеют. Но для русских есть резон диверсифицировать поставки. В Китае есть спрос, и этот спрос не может быть полностью покрыт ни добычей внутри Китая, ни импортом СПГ, так как он значительно дороже. Цена — это серьезный вопрос. Если взять цену $360, то это приблизительно та цена, по которой Россия продает свой газ в Европу. Но газ для Европы добывается на старых месторождениях, в которые основные инвестиции были проведены уже давно. В случае с Китаем требуются массированные инвестиции. Но цена — это еще не все. Тут вмешивается политика. Поэтому в цену может быть включена предоплата. Китайцы в вопросе о цене не хотят проявлять особой гибкости. Но они могут инвестировать в проект несколько десятков миллиардов. Поэтому сделка, если ее подпишут, будет облечена в особую политическую и экономическую форму»,- считает главный газовый аналитик банка Société Generale Тьерри Бро, слова которого цитирует  Forbes.