В Госдуме готовится законопроект об уголовной ответственности работников СМИ за сознательное искажение информации во вред государству, сообщает ИТАР-ТАСС. Автором документа выступил депутат Евгений Федоров. Поправки касаются установления административной и уголовной ответственности для руководителей СМИ, «которые допускают публикации с лживой антироссийской информацией, обеспечивают информационную поддержку экстремистским и сепаратистским силам антироссийской направленности, в том числе и при отражении событий за границами России» и по замыслу автора поправок, будут приравнены к шпионажу и государственной измене.

Кому и в каких случаях грозит статья уточнили у Евгения Федоровасотрудники издания «Коммерсант» («Ъ»).

Вопрос «Ъ»: Почему вы решили выступить с таким проектом именно сейчас?

Ответ Е.Ф.: Проект говорит о том, что те организаторы (СМИ имеются в виду) —  редакторы, замы главных редакторов -, которые будут сознательно искажать информацию в значительных масштабах, в интересах преступлений против человечества, в интересах геноцида, массового убийства людей, государственных переворотов, военных переворотов, терроризма и интервенции иностранных государств, в интересах обеспечения государственных преступлений, будут привлекаться по соответствующим статьям Уголовного кодекса, поскольку СМИ являются важнейшим фактором так называемой технологии «оранжевых революций», которая отработана.

Если СМИ не искажают информацию массово, то и не будет, допустим, интервенции, потому что она не будет готова для этого, или не будет геноцида, массового убийства людей. Соответственно, эти факторы нуждаются в законодательном обеспечении.

Вопрос «Ъ»: Как здесь определить, с юридической точки зрения, сознательно или бессознательно? Потому что идет поток информации, и, как правило, его сразу вбрасывают во все источники, по всем направлениям. Как только какая-нибудь горячая новость поступает, понять, сознательно или не сознательно идет такой ряд новостей и, допустим, они не очень позитивны для нашего государства или для другого государства, очень сложно. Юридически как это оформить?

Е.Ф.: Делать будут все те же, кто расследует антигосударственные преступления. Например, если полицейский вместо того, чтобы защищать вас от терроризма, помог террористу: сознательно помог доехать до центра города, подвез ему боеприпасы и посмотрел, как он взрывает людей, то ясно, что это полицейский заговор, согласитесь, да? Вот здесь принцип законодательства такой же. Сознательно или не сознательно — очень просто.

Могу дать простой пример сегодняшнего дня. Мы с вами знаем, что на Украине произошел государственный переворот. Это факт неоспоримый, все признали это. Результат государственного переворота — незаконная власть, то есть узурпаторы. Когда узурпаторы проводят всеобщую государственную мобилизацию, то, с точки зрения информационной политики, это не мобилизация государства, а мобилизация, проводимая незаконными властями, то есть повестка у вас в руках незаконна. Но средства массовой информации в массовом порядке в течение недели не говорят о незаконности мобилизации, следовательно, они сознательно врут. Потому что одно дело один день ошибаться или два, а другое дело — это тысячи сведений, которые носят постоянный характер.

Вопрос «Ъ»: Здесь ряд целый выстраивается.  Но не говорить и врать — это разные вещи.

Е.Ф.: Согласен, конечно, но когда говорят, что это государство проводит мобилизацию — это обман, потому что узурпаторы не могут быть государством. Государство сидит где-то под Москвой или в Ростове недавно сидело, поэтому это сознательное вранье, приводящее к тому, что люди, получающие повестку, получают искаженную информацию. И если это вранье приведет к геноциду, к убийству десятков тысяч людей, то, конечно, это вранье ему помогало.

Но еще вопрос, с точки зрения этого закона, те работники СМИ, которые искажали информацию, во-первых, искажали ли они ее сознательно или это действительно тотальная глупость, или искажали они ее во взаимосвязи с этим явлением (то есть геноцидом). У геноцида же есть организаторы — надо установить связь с организаторами, финансирование, телефонные разговоры, получение задания, кадровую политику. В этом случае только редактор и подпадает под эти статьи.

Вопрос «Ъ»: А если он идеологически так настроен, как с ним быть?

Е.Ф.: Речь идет об информации. Если он обманывает людей, в этом случае наступает закон. Если он идеологически обманывает, это тоже, я считаю, должно подпадать под закон.

Вопрос «Ъ»: С одной стороны, парламент украинский легитимен сам по себе, но то, что он принимает — это нелегитимно, и все его структуры власти нелегитимны.

Е.Ф.: Вот так и скажите, да.

Вопрос «Ъ»: Таким образом, нынешнего исполняющего обязанности президента как называть?

Е.Ф.: Узурпатором.

Вопрос «Ъ»: А премьер-министр Яценюк — узурпатор?

Е.Ф.: Тоже.

Вопрос «Ъ»: Помощник узурпатора, получается? Заместитель узурпатора?

Е.Ф.: Да, он назначен вне конституции Украины, узурпатор в чистом виде.

Вопрос «Ъ»: То есть если мы говорим в средстве массовой информации, что премьер-министр Украины — Яценюк, это уже подпадает под статью?

Е.Ф.: Если вы говорите, что премьер-министр Украины издал законное решение, это подпадает под статью, потому что он издать может только незаконное решение. То есть вы исказили информацию, но и это даже не подпадает под статью, а под статью подпадает, если вы это сделали сознательно в массовом порядке, если вы это сделали в системе организации заговора. Если вы участвовали в заговоре, а у заговора есть всегда начальник, руководитель заговора, система финансирования, система общения, система подачи информации.

Вы не подпадете под эту статью, если не участвуете в заговоре. Если вы искажаете информацию для убийства десятка тысяч людей в результате геноцида, вызванного, допустим, этой мобилизацией, и связь эта будет доказана правоохранителями, в этом случае вы подпадаете под Уголовный кодекс, согласно этому проекту закона, при установлении связи.