Стоимость февральских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent ходе торгов на Интерконтинентальной бирже сегодня утром опустилась до $32,77 за баррель, цена марки WTI — до $32,52 за баррель.

Цены на нефть продолжают катиться вниз

За первую неделю 2016 года нефть подешевела на 10%: котировки европейских сортов на спот-рынке за соответствующий период приблизились к отметке $30 за баррель, ведущие европейские, американские, азиатские фондовые индексы просели на 6–14%. Причиной обвального падения нефтяных цен и фондовых индексов эксперты называют опасения инвесторов по возможному замедлению темпов роста мировой экономики, в том числе и Китая, Центробанк которого активно девальвирует юань с целью поддержать слабеющую экономику страны. Индекс деловой активности КНР в декабре опустился до отметки 48.2, что свидетельствует о сокращении активности в производственном секторе экономики, падающей уже десятый месяц подряд.

Действия Народного банка Китая по ослаблению юаня привели к падению на минувшей неделе ключевого фондового индекса страны Shanghai Composite почти на 7%, что стало причиной остановки торгов на крупнейшей в Китае Шанхайской фондовой бирже. Паника на фондовом рынке Китая уже перекинулась на мировой рынок, не оставив в стороне и развитые рынки: американский индекс S&P 500 с начала января снизился на 7,6%, японский индекс Nikkei 225 упал на 3,1%, австралийский S&P/ASX 200 — на 0,5%, а южнокорейский Kospi — на 1,8%. Российский фондовый рынок практически еще не отреагировал на мировое падение индексов, так как на минувшей неделе работал только три дня. Участники рынка ожидают обвала на российских торговых площадках сегодня, в том числе и на валютном рынке, который еще не отыграл падение нефтяных цен на прошлой неделе: в ходе торгов в пятницу стоимость российской нефти марки Urals вплотную приблизилась к уровню $30 за баррель.

Впрочем, президент России Владимир Путин в низких ценах на нефть нашел позитив. В интервью немецкому изданию Bild, текст которого опубликован на сайте президента, Путин заявил, что в снижении цен на нефть «как ни странно, есть и позитивные вещи» — это оздоравливает экономику страны и стимулируют собственное производство.