Банк России с 17 февраля вводит в действие новый инструмент денежно-кредитной политики — депозитные аукционы «тонкой настройки». Об этом вчера сообщила  пресс-служба Банка России на сайте Центрального банка РФ. Данный инструмент предназначен для поддержания ставки денежного рынка вблизи ключевой ставки ЦБ РФ.Максимальная ставка по указанным операциям установлена на уровне ключевой ставки Банка России — 5,5% годовых.
Целью применения инструмента является предотвращение чрезмерной волатильности ставок денежного рынка при значительных колебаниях уровня ликвидности.

Э.Набиуллина пояснила журналистам, что эти аукционы введены для управления ликвидностью на денежном рынке, когда предложение ликвидности существенно превышает спрос на нее. «Этот инструмент по своему назначению аналогичен аукционам РЕПО «тонкой настройки», которые используются, когда, напротив, спрос на ликвидность существенно превышает предложение», — сказала она.

Банк России начал проведение операций «тонкой настройки» по предоставлению ликвидности с 3 февраля.  С этого дня Центробанк существенно сузил диапазон проводимых аукционов по предоставлению банкам ликвидности —  в его арсенале оставался лишь аукцион РЕПО  сроком на одну неделю. Прекращена практика проведения аукциона однодневного РЕПО, приостановлены ломбардные аукционы на все сроки и аукционы РЕПО на сроки 3 и 12 месяцев.

О грядущих изменениях в своей политике ЦБ объявил еще осенью прошлого года. Тогда было сообщено о реформе процентных ставок, и в качестве ключевой была выбрана ставка недельных аукционов РЕПО и депозитных аукционов на этот же срок. Деньги в долг банку на неделю, если ощущается дефицит денег, и деньги на депозит от банка тоже на неделю, если у кредитной организации их избыток.  Ставка недельного аукциона РЕПО и недельного депозита стали основным индикатором денежно-кредитной политики Банка России. В прошлогоднем сообщении Банка России указывалось, что при необходимости ЦБ будет использовать аукционы РЕПО на один-шесть дней в качестве инструмента «тонкой настройки».

«Насколько я понимаю, Центробанк попросту убирает непопулярные аукционы, которые помимо всего прочего также неудобны чисто технически —  из-за отсутствия, например возможности замены обеспечения», – считает управляющий портфелем облигаций УК «Райффайзен Капитал» Константин Артемов. Он полагает, что ЦБ создает систему, в которой стремится избежать путаницы – есть единый инструмент получения ликвидности под рыночные активы – РЕПО с Центробанком.

Сделки однодневного РЕПО в большей степени характеризуют ситуацию с ликвидностью, нежели РЕПО недельное, не соглашается с Артемовым трейдер управления инвестиционных операций Ланта-банка Виталий Ледовской. И отмена однодневного РЕПО повысит волатильность рынка, так как раньше у банков была возможность точно занять по фиксированным ставкам, а теперь останутся только аукционы и без ограничения по ставкам. Такое решение ЦБ связано с постепенным переключением банков на более длинные дешевые ресурсы.

РЕПО сроком на неделю более востребовано, чем РЕПО на один день, но при этом недельное кредитование под залог бумаг в Центробанке обычно всегда было дороже, чем РЕПО на один день, напоминает начальник аналитического департамента ИК «Велес Капитал» Иван Манаенко. По его мнению, новая команда Банка России пытается добиться большей управляемости ставок на денежном рынке, чтобы молниеносно влиять на цену денег в системе. Были времена, когда на попытки ЦБ диктовать свою волю на денежном рынке смотрели с усмешкой, а теперь, в ситуации, когда задолженность банков перед ЦБ уже превысила 2 трлн. рублей, Банк России – царь и бог рынка рублевой ликвидности и вполне может диктовать банкам свою волю. А чем меньше инструментов одновременно обращается на рынке, тем легче контролировать ставку займов, считает Манаенко.

Специфика «тонкой настройки» банковской системы под новые условия, заявленная Центробанком, опоздала примерно на полгода, считает старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова. Межбанковский рынок сейчас сильно фрагментирован: отдать ему на откуп краткосрочные аукционы – значит повысить волатильность в секторе. «Но самостоятельно ЦБ решать  эту задачу не может, поэтому компаниям остается либо рефинансироваться, или запасаться ликвидностью», – отмечает Бодрова.