Глава Сбербанка Герман Греф вчера объявил о том, что со следующего года банк вводит для своих топ-менеджеров новую систему вознаграждений. По его словам, программа долгосрочной мотивации менеджмента, суть которой состоит в привязке большей половины части вознаграждения менеджеров к рыночной цене акций и к прибыли банка, вчера была утверждена набсоветом Сбербанка.

Сбербанк привязал доходы своих топ-менеджеров к рынку

Сейчас фиксированная часть вознаграждения топ-менеджеров Сбербанка составляет 20%, остальные 80% выплат — переменная величина, размер которой зависит от чистой прибыли, и выплачивается она после подведения итогов года. Теперь 40% переменной части вознаграждения будут привязаны к цене акций, а его выплата будет отложена на срок до трех лет. Таким образом, если акции подорожают, то вместе с ними вырастет и отсроченное вознаграждение, если акции за это время подешевеют, то пропорционально к акциям снизится вознаграждение, пояснил представитель Сбербанка.

После внедрения новой программы мотивации у топ-менеджеров будет «двойная привязка» к результатам банка, подытожил Греф: «Примерно 80% вознаграждения – по разным категориям членов правления разная сумма – привязано к размеру чистой прибыли, из них 40% еще привязано к стоимости акций».

«Уже по результатам 2015 г. такая опционная программа <будет> внедрена»,- сообщил он. Он также уточнил, что первоначально новую программу мотивации топ-менеджеров планируют распространить на членов правления и старших вице-президентов банка — 19 человек, а затем к ней подключат примерно 300 «риск-тейкеров» банка.

Введение программы мотивации топ-менеджмента в госбанках обсуждают с момента окончания кризиса 2008 года, однако предлагаемые банками варианты не устраивали то ЦБ, то Минфин. В конце прошлого года Греф заявил, что в условиях очередного кризиса, «когда рынок не работает, ликвидность ушла», неправильно рассчитывать мотивацию руководителей банка по капитализации и пообещал запустить опционную программу с 2016 года. Вчера Герман Греф в очередной раз назвал нынешнюю ситуации в банковском секторе России «масштабным кризисом»: «То, что мы видим сейчас, — это масштабный кризис. Нулевая прибыль, рост резервов, ЦБ очищает систему от банков. Следующий год также будет непростым» .