Полностью освобожденные от таможенного контроля поставки через  страны Таможенного союза, Казахстан и Белоруссию, с 16 февраля окажутся под надзором банкиров. ЦБ обязал банки более жестко контролировать эти операции.

Соответствующее письмо ЦБ опубликовано в последнем номере «Вестника Банка России», пишет газета «Ведомости».

Белорусские и казахстанские схемы вывода капитала существуют на рынке не первый год, но  впервые ЦБ назвал их объемы. Посредством схем фиктивного импорта в 2012 г. около $10 млрд. было выведено через Казахстан, операции через белорусских контрагентов за год превысили $15 млрд., сообщил Центробанк. В итоге, через фиктивный импорт из двух стран ТС за  2012 год из России выведено $25 млрд., что составляет практически половину совокупного оттока капитала из России ($54,6 млрд.). По итогам 2013 года общий отток капитала вырос до $62,7 млрд., соответственно вырос фиктивный импорт.

« ТС — самый удобный способ вывести деньги за пределы России в обход валютного контроля, — сказал сотрудник службы финмониторинга одного из банков в интервью газете «Ведомости».-  В рамках ТС не действует таможенный контроль — импортерам не нужно декларировать товар и оформлять на российской таможне грузовую таможенную декларацию (ГТД), подтверждающую фактическое наличие товара.

По объяснению другого банкира, российские банки, как агенты валютного контроля, обязаны убедиться в подлинности внешнеторговой сделки. Подтверждением служит ГТД от компании-импортера. Но в случае с Белоруссией и Казахстаном импортеру достаточно представить товарно-транспортную накладную, «которая никем не заверяется и в лучшем случае содержит информацию о весе ввозимого товара, — такой документ можно нарисовать в соседней комнате», объясняет другой банкир.

Российский банковский регулятор против этого бессилен, говорит он. ЦБ лишь рекомендовал банкам сверять номера накладных по базам белорусского уполномоченного госоргана и проверять по базе арбитражного суда, не находится ли контрагент в процедуре банкротства. «Но нужные номера рисуются, а фирмы-псевдоимпортеры, конечно, не числятся в базе арбитражных судов, — указывает банкир.Когда российская компания хочет расплатиться с контрагентом из страны ТС, переведя средства на счета оффшорных банков, понятно, что в 70-80% случаев это фиктивный импорт с целью отмывания».

ЦБ забил тревогу летом 2013 г.: страны Таможенного союза стали основным каналом вывода капитала из России. За два года через них по различным схемам прошло $47 млрд. Это львиная доля всех сомнительных операций в статистике ЦБ.  «Если раньше были популярны схемы с прибалтийскими банками и контрагентами, то после ужесточения контроля вырос удельный вес фиктивных операций в рамках Таможенного союза», — сообщил в интервью «Ведомостям» замминистра финансов Сергей Шаталов.

Теперь ЦБ заставил банки дополнительно проверять все подозрительные с их точки зрения операции, в частности, если деньги за казахстанский и белорусский импорт получает компания, не являющаяся резидентом этих стран. С 16 февраля  российским импортерам таких товаров будет недостаточно представить в банк накладную: придется раскрыть сведения обо всех участниках сделки — контрагенте, заказчике перевозки и самом перевозчике, отправителях и получателях груза, доверителе, комитенте и принципале, говорится в указании ЦБ. Нужно предоставить сведения об их регистрации, подтвердить право собственности продавца на товар и даже рассказать, у кого тот ранее его приобрел. Чтобы доказать факт перепродажи, придется представить выписку по счету. Банк должен перепроверить данные, используя официальные открытые источники государства, в котором зарегистрирован иностранный продавец (например, торговые реестры). Для выявления фиктивных однодневок ЦБ призывает банки обращаться в Казахстане к списку бездействующих компаний и индивидуальных предпринимателей, в том числе фиктивных. В Белоруссии банки будут обращаться к списку компаний с повышенным риском совершения экономических правонарушений. Если банк заподозрит, что операция прикрывает схему легализации, он сможет отказать в платеже.

ЦБ значительно расширил список проверяемых банкирами операций и, по сути, заставил банки заняться оперативно-розыскной деятельностью, так что меры могут сработать, говорят российские банкиры.

 

.