Сложная ситуация с исполнением обязательств в «Моем банке» получила официальное подтверждение. В опубликованной вчера декабрьской отчетности банк признал проблемы в размере 2,2 млрд руб.

 По данным отчетности «Моего банка», на 1 января средств на счетах граждан в нем было на 9,59 млрд руб. За декабрь их объем сократился на 2,2 млрд руб., или 19%. В активах банка — кредиты юрлицам на 7,5 млрд руб., физлицам на 2 млрд руб., вложения в акции на 3,5 млрд руб.

Как следует из отчетности банка на 1 января не проведенные платежи по корсчету  «Моего банка», составляли 2,2 млрд руб. Такого размера картотеки работающие банки не показывали с момента кризиса!

По закону ЦБ обязан отозвать у банка лицензию, если он не способен исполнить обязательства в течение 14 дней, а их объем не меньше 1000-кратного размера МРОТ. В такой ситуации сохранение регулятором лицензии за банком вызывает недоумение. А вчера еще выяснилось, что банк не принимает новые вклады из-за запрета ЦБ.

По словам источника»Ъ», знакомого с ситуацией в банке, в ходе сделки по купле-продаже банка на его балансе появился новый «крайне интересный» актив. «Это акции компании Spyker,— рассказал собеседник «Ъ».— Похоже, что ими расплачивались за сделку». Эту информацию подтвердил другой источник «Ъ». «Сделка была не денежная,— указывает он,— было несколько вариантов, и возможность расчета акциями Spyker действительно обсуждалась». По его мнению, это указывает на то, что проблемы банка возникли «не вчера». «Акции Spyker торгуются на бирже в ограниченном обращении, имеют некую номинальную стоимость, но это, конечно, не высоколиквидные активы»,— поясняет собеседник «Ъ». «А другими и не платят за банки, состояние которых вызывает вопросы»,— заключает он. Учитывая молчание ЦБ, вопрос, при каких собственниках возникло такое состояние, также остается открытым.

В России компания Spyker известна тем, что несколько лет назад ее совладельцем стал бизнесмен Владимир Антонов, ранее контролировавший также Инвестбанк (лишился лицензии уже под контролем других акционеров в декабре 2013 года). Интерес к Spyker возник у господина Антонова в связи с приобретением ею в 2010 году компании Saab у General Motors.

Однако впоследствии к господину Антонову возникли вопросы у зарубежных правоохранительных органов, Saab был продан японо-китайско-шведскому консорциуму, а сам господин Антонов вынужденно дистанцировался и от Spyker, продав долю основному владельцу Spyker Виктору Мюллеру. Впрочем, впоследствии тот говорил, что Владимир Антонов по-прежнему «поддерживает компанию».

Поддержит ли кредиторов банка такой актив — вопрос. До середины сентября 2013 года акции компании Spyker NV — нидерландского производителя эксклюзивных спортивных автомобилей — торговались на Амстердамской фондовой бирже (входящей в NYSE-Euronext). Но затем были сняты с торгов. На последний торговый день ее капитализация не превышала €1 млн. По данным Bloomberg, выручка компании за первое полугодие 2013 года составила €0,68 млн, чистый убыток — €5,2 млн.

Учитывая новые обстоятельства сделки по покупке банка, на вопрос о том, кто все-таки является его реальным бенефициаром, ответа тоже нет. Среди новых владельцев банка ни господин Мюллер, ни господин Антонов не значатся. Зато среди новых акционеров и руководства банка есть люди, которые ранее имели отношение к банковским бизнесам господина Антонова. Это, в частности, миноритарный акционер и глава совета директоров банка Михаил Миримский, ранее он работал в подконтрольном господину Антонову Академхимбанке и банке СТБ. А член совета директоров Александр Хандруев, экс-зампред ЦБ, ранее входил в совет директоров Инвестбанка.

Обращение в банк прояснить ситуацию со структурой и реальными сторонами сделки не помогло. Вчера в пресс-службе «Моего банка» отказались от комментариев. Связаться с господами Хандруевым и Миримским не удалось. Член совета директоров Игорь Лейко на все вопросы «Ъ» также ответил: «Нет комментариев».

Сегодня комитет банковского надзора ЦБ будет обсуждать ситуацию в «Моем банке», рассказалгазете «Ведомости» человек, близкий к надзорному блоку ЦБ.

У «Моего банка», по его словам,«самая тяжелая ситуация из всех, что мы наблюдаем с осени». Проблемы с ликвидностью, дефицит капитала, который может достигать 8-10 млрд руб., отсутствие залогов по значительной части кредитного портфеля, перечисляет он. Разница между стоимостью активов и обязательствами банка составляет около 8 млрд руб., знает от топ-менеджера«Моего банка» один из финансистов. Эту сумму подтвердил знакомый совладельца«Моего банка».

Банк направил в ЦБ план санации, рассказал знакомый совладельца банка и подтвердил человек, близкий к надзорному блоку ЦБ. Спасение банка, по их словам, лоббируют его знаменитые и влиятельные вкладчики.

Один из них — Никита Михалков, как сообщает газета «Ведомости». В банке он хранил около 200 млн руб. личных денег и порядка 100 млн руб. там держали подконтрольные ему структуры, уточняют два человека, близких к ЦБ и банку.

Михалков размещал деньги в «Моем банке», когда действовала личная гарантия его владельца. В 2007 г. основной владелец«Моего банка» экс-сенатор Глеб Фетисов поручился перед вкладчиками всем своим имуществом. После продажи банка на сайте банка появилась гарантия от его новых владельцев, но в этом году в какой-то момент она исчезла.

Качество и детальная структура активов «Моего банка» — неясны, равно как и то, кто и какими активами будет расплачиваться с вкладчиками, особенно учитывая то, что, по информации «Ъ», покупка банка оплачивалась сомнительными акциями компании Spyker.