Когда президент России Владимир Путин освободил экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского, в прессе рассматривались самые разнообразные версии происходящего, такие как: «Путин проявил «милосердие», дал «сигнал своему окружению ослабить давление», «озаботился репутацией страны как демократического государства», послал сигнал Западу перед Олимпийскими играми в Сочи или «пошёл на поводу у германской тайной дипломатии».

По мнению бывшего советника Путина, президента Института экономического анализа Андрея Илларионова, такие предположения, как минимум наивны, и на деле – все обстоит гораздо проще. Главной и наиболее реальной версией экс-советник Путина считает «сделку тысячелетия» – операцию обмена. Как полагает Илларионов, участниками операции обмена являются двое – «Хозяин железного ларца» и его недавний узник, а предметом обмена – оставшиеся за решёткой Платон Лебедев и Алексей Пичугин.

Сейчас президент России рассматривает возможность освобождения ещё двух фигурантов по делу ЮКОСа в обмен на мировое соглашение акционеров компании с Кремлем по иску на сумму $98 млрд., который рассматривается в международном суде в Гааге. Такое мнение высказал экс-советник Путина.

При этом, как считает Илларионов, освобождая Ходорковского, Путин уже пошёл на ряд уступок. В частности, он отказался от требования о признании узником вины, сам де-факто признал, что обвинения Ходорковского в насильственных преступлениях лишены оснований. Он отказался от развития «третьего дела», выпустил своего узника раньше срока, дал ему возможность выехать за границу при наличии около $550 млн. налоговой задолженности, и при всём этом сам нарушил законодательство.

«Единственной серьезной причиной, различаемой на политическом горизонте, является не Сочи, а Гаага. Правда, это пока не та Гаага, о которой читатель, возможно, подумал. Речь идет о другом – о неумолимо приближающемся решении Международного суда в Гааге по иску акционеров ЮКОСа к Российской Федерации. Размер иска – $98 млрд. Это крупнейшая в мировой судебной истории, поистине астрономическая сумма. Если Гаагский суд примет решение в пользу акционеров, даже не удовлетворив их иск полностью, то это будет чудовищным ударом по нынешнему кремлевскому режиму и лично по В.Путину (и с точки зрения права, и с точки зрения репутации, и с точки зрения финансов)», – констатировал Илларионов.

«Судя по реакции ХЖЛ, осуществившего беспрецедентную операцию по заброске Михаила Ходорковского из Сегежи в Европу, Гаагский суд, пусть в какой-то части своего решения, но склоняется к поддержке иска акционеров. Похоже, что спусковым крючком к началу этой операции стало поступление 18 октября 2013 года в правительство Самарской области предписания по исполнению решения Федерального окружного суда Нью-Йорка. Это документ обязал ОАО «Самаранефтегаз» выплатить акционерам ЮКОСа $186 млн. Предписание относится к ряду тех самых предложений, от исполнения которых ХЖЛ не может отказаться», – отметил Илларионов.

Кроме того он отметил, что Ходорковский не раз публично заявлял, что приоритетным делом для него сейчас является освобождение Лебедева и Пичугина. «Похоже, теперь у нас есть шанс стать свидетелями «сделки десятилетия» – обмена освобождения П.Лебедева и А.Пичугина на мировое соглашение акционеров ЮКОСа с кремлевским режимом по 100-миллиардному иску», – заключил Илларионов.