Практически половина дробильщиков вкладов в этом году признались Агентству по страхованию вкладов (АСВ) в разбивке крупных депозитов на суммы, подпадающие под страховое возмещение. Все они согласились вернуть свои вклады в исходное состояние. Такой рост «сознательности» граждан связан с отказом АСВ включать дробильщиков в реестр кредиторов банков, лишившихся лицензии. Своевременное раскаяние дает дробильщикам шанс вернуть хотя бы часть своих денег, в то время как вероятность оспорить решение АСВ в суде составляет всего 5%, поясняют юристы.

Дробильщики вкладов "сдаются" АСВ

Как свидетельствуют опубликованные вчера данные отчета АСВ за I полугодие 2015 года, в 13 банках, отзыв лицензий которых пришелся на январь-июнь этого года, было выявило 2,8 тыс. случаев дробления вкладов на общую сумму 2,6 млрд руб. За тот же период 1,34 тыс. дробильщиков подали в АСВ заявления с просьбой вернуть их счета в то состояние, которое было до дробления.

В 2013 году соотношение раскаявшихся дробильщиков к установленным фактам дробления вкладов составляло 2,3%, в 2014 году — 40%, за 6 месяцев текущего года — почти 48%. Рост числа раскаявшихся вкладчиков напрямую связан с отказами АСВ в выплате страховки лицам, которых ведомство сочло дробильщиками. Бесспорно, они могут обратиться в суд для восстановления своих прав, но в 95% случаев такие споры разрешаются в пользу АСВ, говорят юристы. Своевременное «раскаяние» перед АСВ дает дробильщикам шанс попасть в реестр кредиторов банка и вернуть хотя бы часть своих денег, а это лучше, чем ничего, поясняют представители Фемиды. По их прогнозам количество дробильщиков со временем будет становиться все меньше.

Дробильщики — клиенты банков, распределяющие перед отзывом банковской лицензии свои денежные средства с одного крупного депозита/счета на более мелкие вклады, подпадающие под страховое возмещение АСВ. Первые дробильщики появились практически одновременно с системой страхования вкладов. Они заметно активизировались во время массового банкротства банков в кризис 2008 года, а затем в 2013 году — на фоне активной расчистки банковского рынка, начавшейся после прихода на пост главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной.