В конце мая истек срок перевода пенсионными фондами накоплений тех граждан, которые решили сменить управляющего своими пенсионными деньгами. Однако обмен средствами между негосударственными пенсионными фондами (НПФ) к 1 июня состоялся не в полной мере — около десятка фондов до сих пор так и не перевели деньги клиентов, ушедших к конкурентам. Об этом РБК рассказали три источника из фондов, которые недополучили деньги.

Обмен накоплениями между НПФ выбился из графика

По словам одного из них, среди задержавших перечисление средств в основном «небольшие фонды, но есть и крупные НПФ, которые еще не вошли в систему гарантирования». «Это мелкие суммы — по несколько миллионов рублей, но есть и крупные НПФ, которые должны перевести нам около миллиарда рублей и больше», — добавил другой.

Крупнейшие среди должников — «Солнце. Жизнь. Пенсия» (бывший «Ренессанс Жизнь и Пенсия») и «Сберфонд Солнечный берег» (бывший «Сберфонд РЕСО»). По данным ЦБ, на 1 апреля НПФ «Солнце. Жизнь. Пенсия» по объему активов занимал 16-е место с накоплениями граждан в 34,9 млрд руб, «Сберфонд Солнечный берег» — 26-е место с 16,9 млрд руб. накоплений.

Официальными акционерами фондов числятся Андрей Куликов, Константин Попов и Михаил Трайковский. Реальным бенефициаром фондов участники рынка называют Анатолия Мотылева — основного владельца банка «Российский кредит». Также участники пенсионного рынка относят к сфере контроля господина Мотылева фонды «Адекта-Пенсия» и НПФ «Сберегательный». Формально за ним числится символическая доля в «Сберфонде Солнечный берег».

 По данным ЦБ, на 1 апреля 2015 года суммарные активы всех этих четырех фондов составляли свыше 46 млрд руб.

Право распоряжаться пенсионными накоплениями граждан к 1 марта получили только в 24 НПФ из 87. При этом ни один из фондов группы господина Мотылева не смог вступить в систему гарантирования пенсионных накоплений и не передал накопления своих клиентов преемникам.

Задержка вызвана «чисто техническими причинами»: фонд передает деньги, а не активы, в которые они были вложены, необходимо продать ценные бумаги, а «в сложной ситуации на финансовом рынке не так-то просто быстро совершать операции с ценными бумагами по хорошей цене», утверждает член совета директоров и акционер НПФ «Солнце. Жизнь. Пенсия» и НПФ «Сберфонд Солнечный берег» Андрей Куликов.

«Здесь надо понимать следующее: большая часть средств в ПФР и другие НПФ уже передана. То есть сейчас мы работаем с остатками задолженности по перетокам»,— утверждает Куликов.

«Проблема в том, что свободной ликвидности у них почти нет, поэтому они предлагают расплатиться ИСУ (ипотечными сертификатами участия), обеспеченными девелоперским проектом на Рублевке», — поясняет глава одного из НПФ, ожидающего от четырех фондов Мотылева порядка 700 млн руб.
Источник еще в одном НПФ тоже рассказал РБК, что вместо живых пенсионных денег структуры Мотылева предлагали фонду рассчитаться корпоративными облигациями и ИСУ. «Мы не согласились, поскольку облигации данных эмитентов не проходят наш риск-менеджмент. А стоимость проекта, который «упакован» в ИСУ, мы оцениваем гораздо ниже суммы долга»,- уточнил он. Речь идет о ипотечных сертификатах участия на землю в Рублевке под застройку.

По словам гендиректора УК «Капиталъ» Вадима Соскова, несвоевременное перечисление средств между НПФ — безусловно, нарушение закона. «Если фонд просто не успел вовремя перевести деньги, например, из-за ошибки банка, то он может отд​елаться штрафом», но когда у НПФ в принципе нет денег или неликвидные активы, то регулятор может отозвать лицензию и инициировать процедуру банкротства НПФ, говорит эксперт.

В ЦБ на запрос РБК ответили, что на данный момент регулятор не получил ни одной жалобы от участников рынка на неисполнение обязательств друг перед другом, но, если   фонду не удастся исполнить требования  из-за нехватки средств, то он будет признан банкротом.