Борьба с оффшорными компаниями, которую объявил президент Владимир Путин в этот четверг в ежегодном  послании Федеральному Собранию, началась. Отныне бизнесмены, регистрирующие компании вне России, должны будут платить налоги не только по месту регистрации, но и в родную казну.

В предыдущем своем послании ровно год назад Путин  впервые провозгласил курс на борьбу с оффшорами.
Но если в прошлом обращении к парламенту президент делал упор на создание благоприятного бизнес-климата с целью вернуть на родину убегающих за границу предпринимателей, то на этот раз его предложения сводятся к созданию административных барьеров.
Характерная для современной России структура корпоративной собственности и схема сделок с ней сложилась еще  лет 20 назад.  Компании, не зависимо от размера капитала, подконтрольны фирмам, зарегистрированным за границей. Практически во всех случаях одна компания, выкупая акции другой, приобретает саму фирму, контролирующую эти акции или доли.
Именно таким способом обошли правило «преимущественного права выкупа акций для существующих акционеров», когда в апреле этого года  были проданы 48% акций российской социальной сети «ВКонтакте». Сделка стала неожиданностью и для ее генерального директора и создателя Павла Дурова, и для других акционеров компании.
Мимо российской юрисдикции прошла и самая крупная сделка последнего десятилетия.  Тогда британская BP и российский консорциум AAR продали доли компании ТНК-ВП госкомпании «Роснефть».
О масштабах проблемы свидетельствуют и данные по оттоку капитала из страны.
По поводу того, смогут ли меры, предложенные Путиным в этом году, в корне изменить ситуацию, мнения аналитиков расходятся.
«В целом, идеи правильные и сообразуются с процессами деоффшоризации, идущими во всем мире», — высказал свое мнение главный инвестиционный стратег компании БКС Максим Шеин.
«Сделки заключаются вне российской юрисдикции не только для того, чтобы оптимизировать налогообложение. Выбор делается в пользу иностранного права — в первую очередь, английского — еще и потому, что оно позволяет закрепить юридически почти любые коммерческие договоренности сторон, что не всегда возможно в российском правовом поле», — считает юрист международной фирмы Goltsblat BLP Николай Хольшев.
«При рассмотрении спора в Лондонском арбитраже можно рассчитывать на сбалансированное и объективное решение, которое, скорее всего, можно будет исполнить почти по всему миру: главное, чтобы у компании, проигравшей вам суд, были активы за пределами России», — резюмирует эксперт.